Столовая гора

Гора с плоской вершиной у самой оконечности Африки один из наиболее запоминающихся и известных ориентир See more details

Пещеры Канго

Сказочная страна образовалось из кальцита под действием воды в кромешной тьме + 36 фотографий пещеры Ка See more details

Холмы Матобо

В мрачной стране валунов нашли последнее прибежище вождь африканских воинов и алмазный магнат + 30 фото See more details

Окаванго

Огромная материковая дельта расширяется и сжимается вместе с пульсом мартовских разливов

+ 40 фотографий Окованго

В выжженном солнцем сердце Южной Африки лежит оазис, который раз в год становится больше Уэльса и приносит в пустыню пульсирующую жизнь. Это дельта Окаванго — огромные пространства водных протоков, болот, островов и заросли изумрудно-зеленого тростника в самой большой материковой дельте на земле.

С воздуха дельта на юге Ботсваны напоминает руку огромного скелета, чьи пальцы протянулись сквозь пески северной Калахари. Геологи называют такое образование «аллювиальный конус выноса».

Прибежище жизни. Воды дельты реки Окаванго тихо струятся мимо островков зелени - местообитаний многих мелких животных

«Запястьем» служит участок реки длиной 80 км и шириной 16 км, называемый Ручка сковородки (Пэнхэндл), через который ежегодно протекает 10 млрд. т воды.

Пальцы — это четыре больших протока, направленные на юг, где охряные пески, соляные котловины и колючие кустарники. Там, пройдя 260 км под обжигающим солнцем, протоки теряют 95% воды и умирают в песках Калахари.

Пульс жизни в этой дельте бьется в такт пульсу реки Окаванго, которая начинается в нагорьях Анголы и называется там Кубанго.



Возрождение жизни

В марте Кубанго разливается, устремляясь по порогам и через водопады к южной границе Анголы. На границе с Ботсваной под именем Окаванго она входит в Калахари.

Горные хребты, расположенные параллельно на расстоянии 15 км друг от друга, направляют ее к Ручке сковородки. Уклон местности здесь невелик, и река петляет сквозь зеленое море папируса, подходя вплотную к берегам около маленьких деревень с крытыми тростником крышами.

Около деревни Серонга река отдает драгоценную воду в лабиринт протоков, образующих широкую дельту, напоминающую веер, — мир заросших папирусом рукавов, болот и песчаных островков.

При подъеме воды в реке это сразу сказывается на всей дельте: вода в протоках начинает подниматься и заливает окружающие равнины. Пробиваясь сквозь стены папируса, потоки текут на заливные луга, отрезая от суши островки с пальмами, и сливаются в голубую мозаику озер.

В особо влажные годы протянувшиеся пальцы дельты захватывают у Калахари более 22 000 кв. км, превращая абсолютно сухие пески в оазис сверкающей воды.

Протоки и острова дельты Окаванго становятся раем для несметного числа растений и животных. Здесь виды, приспособленные к жизни в воде, оказываются плечом к плечу с обитателями пустыни.

В дельте водятся более 400 видов птиц — это единственное место в мире, где размножаются аспидные цапли. Африканские орланы-рыболовы гордо и неподвижно сидят на верхушках высоких деревьев около воды, ожидая появления предательской ряби на ее поверхности, чтобы броситься вниз, растопырив когти, и схватить одну из 65 видов рыб, обитающих в дельте.

Сумерки над дельтой. Три мекоро -долбленые лодки из цельного куска дерева - покоятся, не тревожимые легким течением.

Терапоны, рыбы с острыми, как бритва, зубами, стремительно проносятся по сонным протокам, а по листьям водяных лилий расхаживают яканы и прыгают лягушки.

На плавучем островке папируса, раскрыв пасть, греется на ярком солнце крошечный крокодил, не обращая внимания на соседство бегемотов.

Когда на Окаванго опускаются сумерки, река наполняется звуками: кладбищенский стон одинокой гиены, басовитое ворчание львицы, пронзительный лай антилоп сита-тунга и похожий на треск насекомых стрекот совки-сплюшки сливаются с приглушенным журчанием воды.

Вдалеке слышны барабаны из деревень племени байей, а речные бушмены отбивают ритм, жуткий и зловещий. Бушмены, известные также как банока, жили в дельте еще за много веков до появления байей в 1750 г. Они всегда охотились на животных, выкапывая ямы с острыми кольями на дне, замаскированные листьями и травой.

В отличие от бушменов байей охотятся на воде с утлых долбленок, называемых ими мекоро. Они и в Окаванго приплыли на своих мекоро, отталкиваясь шестом, по рекам Замбези и Чобе и водосливу Селинда.

Охота па бегемотов

Раньше байей отправлялись охотиться на бегемотов на своих мекоро с примитивными гарпунами, прикрепленными к веревке. Бесшумно подплыв к бегемотам, охотники запускали гарпун в животное. Разъяренный зверь после этого долго тащил лодку за собой, прежде чем охотникам предоставлялся шанс добить его копьями.

В наши дни мекоро используются для передвижения по дельте, и некоторые семьи специально занимаются их изготовлением. Каждая лодка выдалбливается из цельного ствола дерева.

Представители другого племени, живущего в дельте, — хамбукушу, добывают рыбу с помощью корзин, сплетенных из тростника и имеющих форму воронки, которые они располагают друг возле друга поперек течения реки. Женщины становятся в ряд выше по течению и идут по воде к корзинам, загоняя туда рыбу. Случалось, что крокодилам удавалось схватить неосторожную женщину и затащить ее в свое логово.

Каждой весной вода начинает быстро уходить с затопленных территорий, заставляя рептилий, амфибий и рыб возвращаться назад, в более глубокие протоки. Некоторые пресноводные черепахи и жабы зарываются в высыхающее дно, чтобы там, под землей, дождаться начала нового разлива. Однако многие мелкие животные не поспевают за испарением воды: сотни трепыхающихся рыб, черепах и лягушек остаются в пересыхающих лужах.

То, что для водных животных — сигнал тревоги, для других — начало грандиозного пира. Огромные стаи цапель, журавлей и ибисов слетаются, чтобы полакомиться беспомощными жертвами. Водные протоки, заполненные беженцами, становятся местом богатой охоты для хищников, таких, как африканская и бескоготная выдры. Продолжается необычный жизненный цикл дельты, края первозданной природы, равного которому нет в мире.

Смерть и жизнь в заповеднике Мореми

Большинство животных дельты Окаванго обитает в заповеднике Мореми. Заросли деревьев мопени, островки высоких веерных пальм, огромные фикусы и кигелии, или колбасные деревья, создают рай для птиц — сизоворонок, удодов, зимородков, сов и дятлов.

Крокодилы бесшумно скользят по речным протокам Мореми, готовые схватить добычу. Нередко это детеныш бегемота, отбившийся от стада. Чтобы защитить молодняк, бегемоты образуют вокруг них плотное кольцо; у крокодилов же есть свой собственный прием против этой стратегии: они добираются до детенышей по спинам взрослых бегемотов. В глубине злаковников и лесов Мореми собираются в стада страусы, а рядом с ними антилопы, слоны, буйволы, павианы. Эти скопления животных привлекают хищников — леопардов, львов, гепардов, гиен и африканских гиеновых собак, рыскающих и по другим лугам дельты Окаванго. В Мореми находится Остров вождей — одно из немногих заповедных мест дикой природы, где людям запрещено селиться и даже ставить палатки.

Птица-стайер. Страус, самая большая птица в мире, не может летать. Однако мощные ноги позволяют ему убегать от хищников, развивая скорость до 64 км в час. Самцы помогают выращивать птенцов.

Гиганты дельты окаванго

Обманчива ленивая поза бегемота, нежащегося в водах дельты Окаванго. Если его спровоцировать, когда он находится в компании самок и детенышей, то разъяренное животное может выскочить из воды, раскрыв свою огромную пасть с изогнутыми, похожими на бивни зубами, способными перекусить человека пополам.

Пересекая воды дельты на долбленках мекоро, люди племени байей старательно избегают столкновений с бегемотами, поскольку бывали случаи, когда те переворачивали лодки.

Бегемоты не дают протокам дельты зарастать: во время своих ночных кормежек они протаптывают тропинки по узким речным рукавам. За один раз бегемот съедает до 150 кг травы, растущей на болотах.

Большую часть дня бегемоты проводят в воде. Погружаясь полностью, они смыкают свои щелевидные ноздри и совсем пропадают из виду, оставаясь под водой до 5 минут. Они легко передвигаются на своих ногах с плавательными перепонками по тропинкам, вытоптанным на дне реки.

На территории самца, обычно достигающей 8 км длины, живут 10—15 самок и детенышей.

Самыми страшными водными хищниками дельты Окаванго считаются крокодилы, однако местные жители утверждают, что бегемоты убивают и калечат гораздо больше людей.

Еще статьи:
В выжженном краю песка, соли и сухой травы живет од
Изогнутая цепочка вулканов поднимается из впадин
«Дым, который гремит» — самая широкая о ми
Древние греки называли эти заснеженные вершины, с
В самом сердце Сахары скрыты таинственные рисунки